Сборник «Искусство звука и света: история, теория, практика»

Статья подготовлена для публикации в сборнике «Искусство звука и света: история, теория, практика». На текущий момент закончена верстка и корректура книги благодаря издательству «Левша. Санкт-Петербург» и редакционно-издательскому отделу РИИИ. Издание планируется на 2021 год.

Алексей Голтыхов
(Москва)

 Светомузыка – вид искусства для коллективного восприятия
(на примере Московского «Театра Света»)

 Московский « Света» был создан в начале 1990-х гг. Театр — потому что синтез света и музыки, или действия и ощущения, невозможен без творческого участия человека. Именно творческая составляющая позволяет говорить об искусстве синтеза света и музыки как о полноправном, футуристическом искусстве, воспетом классиками научной фантастики и неизменно вызывающем интерес широкой современной публики.

Смысл нашей художественной деятельности состоит в создании и показе зрителям различных сочетаний движения световых лучей под музыкальный аккомпанемент. За время представления мы демонстрируем публике серию «живых» картин, каждая из которых несет в себе определенную логику и содержание и, которые, как правило, объединены одним сюжетом.

Светомузыка будит воображение, творческое начало в человеке, не позволяя зрителям быть пассивными наблюдателями. Она заставляет спорить, сопереживать, предлагать собственное толкование увиденного, а значит — помогает наяву оказаться внутри необычного, волшебного мира.

Наше творчество собирательно. При подготовке постановок мы пользуемся средствами различных областей художественного творчества — композицией, перспективой, анимацией, звукорежиссурой, различными направлениями живописи, музыкой, литературой и мн. др. У каждого из актеров нашего театра есть музыкальное образование.

Первая конструкция сцены для «Театра Света» была выполнена осенью 1998 г. Она стала технической базой для наших начальных постановочных экспериментов. Одновременно проводилась разработка световых пультов, позволявших получить максимально простое и универсальное управление яркостью, направлением и движением светового луча. Получился своеобразный «кукольный театр», в котором публика не видит действия актеров, но получает эмоциональный заряд через движение и поведение неодушевленных предметов — в данном случае световых лучей.

Первое выступление театра состоялось 20 марта 1999 г. Был исполнен светомузыкальный концерт «Музыка и Свет», состоящий из десяти различных по жанру и стилю композиций. В дальнейшем концерт несколько раз перерабатывался и дополнялся новыми номерами. В итоге изменилось и его название — «Образы Света» (см. ил. № 1, 2).

 

 

 

 

 

 

 

 

Ил. № 1, 2. Фрагменты композиции из светомузыкального концерта «Образы Света».

В течение последующего периода «Театр Света» выступал перед различной публикой, развивался, постепенно модернизировалось и наше техническое оснащение. В периодических изданиях появились первые публикации о театре (в частности, в журнале «Империя Света» [1]).

Весной 2009 г. к десятилетию театра после серьезной реконструкции театральной сцены мы впервые представили публике тематический спектакль, поставленный на музыку к опере Дж. Бизе «Кармен». Зрители увидели 12 светомузыкальных картин к самым популярным музыкальным номерам этой оперы. В том же году появилась публикация о «Театре Света» в журнале, посвященном световому дизайну и светотехнике — «-эстетика света» [2]. Благодаря одному из старейших московских мультимедиа издательств, специально к этому юбилею небольшим тиражом вышел в свет первый DVD-диск с работами театра. На диске размещены любительские записи наших выступлений с программой «Образы Света», записанные в 2007–2008 гг. и скомпонованные в виде видеоверсии оригинального концерта.

20 марта 2012 г. состоялась светомузыкальных композиций на музыку Антонио Вивальди «Времена года».

13 января 2018 г. состоялась еще одна долгожданная премьера — наши зрители увидели обновленный светомузыкальный концерт «Образы Света». Этой постановкой мы, по сути, восстановили творческую мастерскую нашего театра, представляя на суд зрителя наиболее удачные эксперименты и технические новшества. Двенадцать номеров светомузыкального концерта, охватывающих ретроспективу светомузыкальных постановок театра, сопровождает виртуальный конферансье — некий Светослав Светушкин, рассказывающий интересные факты о музыкальных композициях, используемых в концерте. С помощью микрокомпьютеров к каждому из номеров концерта были подготовлены свои декорации. В качестве дополнительных средств художественной выразительности использовались световые сканнеры. Представление получилось динамичным и современным.

16 марта 2019 г. мы провели концерт, посвященный 20-летию Театра Света (см. ил. № 3, 4).

Афиша Образы Света 2018

Ил. № 3, 4. Концерт, посвященный 20-летию Московского «Театра Света». 16 марта 2019 г.

В настоящее время репертуар театра насчитывает три светомузыкальные композиции: «Времена года» на музыку А. Вивальди, «Кармен» на музыку Ж. Бизе и светомузыкальный концерт «Образы Света».

***

В 1872 г. немецкий философ и мыслитель Фридрих Ницше опубликовал эстетический трактат – «Рождение трагедии из духа музыки». Этот трактат, описывающий и сравнивающий дуалистические истоки искусства, как явления, оказал огромное влияние на формирование восприятия искусства и стал опорной точкой для многих научных и философских работ.       

В своем трактате Ницше, опираясь на объективную историю искусства, и в частности – историю развития греческой трагедии, как примера достигнутого совершенства, вводит понятие дихотомии (раздвоенности) искусства между «дионисийским» и «аполлоническим» началами.

Под «дионисийским» началом (названном в честь древнегреческого бога Диониса) он определяет представление реальности, самовыражения, как дикой, не имеющей логики, творческого замысла, стихии. В то время, как аполлоническое начало (названное в честь бога Аполлона) являет собой противоположность дионисийскому, стремится к осмысленным формам и четкой логике построения художественных средств. С точки зрения философии, любое развитие проходит в борьбе противоположностей, и искусство, как форма человеческой деятельности, в своем развитии не является исключением. Согласно Ницше, каждое из начал искусства оспаривает у другого господство над человеческим духом. Там, где преобладает дионисийское начало, аполлоновское вытесняется и уничтожается, а там, где первый натиск дионисийского успешно отражается, более сильно проявляется величие логики и форм.

Эта борьба может иметь различные формы и проявления, но, тем не менее, ни одно из двух начал никогда не может возобладать над другим полностью, ибо им суждено существовать в вечном, естественном равновесии.

Светомузыку, как новый вид искусства, исходя из общепринятого названия можно определить как сочетание, синтез двух искусств – музыки и художественного изображения. Оба этих искусства несут человеку информацию, а значит и вызывают эмоции по двум, самым важным каналам восприятия – слуховому и зрительному. Каждое из этих искусств имеет историю, сравнимую с историей развития человеческой цивилизации и их столкновение, смешение, примеры удачного сочетания, замеченные человеком, стали основой для развития более современных видов искусств одновременно с совершенствованием технологий.

Исследованием музыки как феномена человеческой деятельности занимались разные ученые и философы. Тот же Ницше, считая, что в музыке будет превалировать дионисийское начало, приводит в качестве примера величия логики и форм (то есть своеобразного направления аполлонического идеала к которому нужно стремиться) творчество Рихарда Вагнера и, особенно, его произведения, связанные с мистическим символизмом, созданным на основе легенд о рыцарях и героях раннего средневековья.

Более зрелой и близкой в историческом понимании к нашему времени попыткой по определению музыки, как феномена человеческой цивилизации, стоит считать работы Б. В. Асафьева. Учение Асафьева в том виде, как оно сложилось к началу 40-х гг. ХХ в., кратко можно охарактеризовать следующим образом: вне процесса интонирования как звукообразного выявления смысла, нет музыкального искусства. «Интонация – “родник музыки”, ее сущность. Мысль человека, “чтобы стать звуково выраженной, становится интонацией, интонируется”» [3: 11]. Следовательно, процесс интонирования — это процесс выявления человеческого сознания в специфических формах музыкального искусства. Интонирование – деятельность человеческого интеллекта, особая «образно-интонационная» форма его мышления.

Материальным воплощением содержания музыки, способом ее существования служит музыкальная форма – система музыкальных звучаний, в которой реализуются эмоции, мысли и образные представления композитора. Каждое из них способно вызвать физиологическое ощущение удовольствия или неудовольствия, возбуждения или успокоения, напряжения или разрядки, а также синэстетические ощущения (тяжести или лёгкости, тепла или холода, темноты или света) и простейшие пространственные ассоциации.

Я намеренно столь подробно остановился на философско-эстетическом определении музыки, поскольку, по моему мнению, в искусстве светомузыки именно она является определяющим фактором при построении светомузыкальных произведений. Это утверждение, принимаемое за аксиому, позволяет упорядочить работу в этом виде творчества. Необходимо также отметить, что именно свет, а не цвет, является средством художественного выражения.

Цвет является одной из характеристик светового образа. Кроме него, у света есть еще масса характеристик – роль (персонаж или фон), видимый образ (луч, шар, объем, точка) характер и направление движения. Цвет в самом общем случае зависит от технологии создания видимых образов (вспомним различные техники живописи) и, конечно же, цветовая палитра учитывает особенности человеческого восприятия.

Говоря о синтезе музыки и света, безусловно нужно вспомнить историю изобразительного искусства, как важную составляющую светомузыкального искусства. Основы композиции, перспективы, прекрасно работают и безусловно учитываются при создании в нашем Театре света различных светомузыкальных композиций. Параллели между различными течениями в изобразительном искусстве (например те же «кубизм» и «абстракционизм») дают основу при построении светомузыкальных художественных приемов.

Идею и первую попытку практической реализации создания светомузыки в Росии приписывают А.Н.Скрябину ((25 декабря 1871 (6 января 1872), Москва — 14 (27) апреля 1915Москва). В марте 1911 г. в Москве прошла премьера  симфонической поэмы «Прометей» А. Н. Скрябина — произведения для большого оркестра и фортепиано с органом, хором и световой клавиатурой. Этим произведением попытался конкретизировать и воплотить идею универсальности искусства. Мечта об универсальном искусстве, развивавшаяся до «соборного действа», обусловила большой интерес Скрябина к проблеме художественного синтеза. «Он мечтал о симфониях красок, о переливах цветов и образов, о движущихся архитектурах, которые он хотел осуществить в виде столпов фимиама …. о слове под музыку, о симфониях ароматов, ласках осязаний и прикосновений»-вспоминал Л.Л.Сабанеев. Обозначенные в партитуре поэмы эффекты меняющихся красок основаны на предложенной самим композитором шкале звукоцветовых соответсвий (от сумеречно фиолетового, через красный к персиковому (“цвету зари”), ярко-желтому).  При этом, обратим внимание, что идеи Скрябина по созданию принципиально нового искусства имели явную приверженность к аполлоническому мировому началу, описанному Ф. Ницше, поскольку им была предпринята попытка записать вместе с музыкальными партиями эфемерные образы светоцветовой игры в виде «Партии света» — «Luche» . (Д. В. Житомирский. Музыка ХХ века. Очерки. Часть первая 1890-1917 стр   101-102, 110-111 «Музыка» Москва 1977).

Но, премьера «Поэмы огня» прошла без световой партии, натолкнувшись на несовершенство, доступного на этот момент уровня развития технологий, и в частности – систем управления театральным светом. Лишь в конце ХХ в. с развитием электричества, электроники, прикладной математики, технологий производства ламп, электрического кабеля и т. д. реализация идей Скрябина стала возможной в полном объеме. «Поэма огня» стала исполняться перед широкой публикой с дополнением световых картин и эффектов.

Необходимо отметить, что светоцветовая игра, или в современном определении светомузыка, как вид искусства, в силу своей молодости, относительно других искусств, считающихся в нашей цивилизации достаточно старыми, весьма зависима от технических решений и изобретений. Этот процесс объективен, особенно в сравнении с исторической ретроспективой становления, например, музыкального искусства. И лучшим недавним историческим примером, показывающим потенциальные перспективы развития светомузыки как вида творческой деятельности, на мой взгляд, является искусство кино.

В 1895 г. синематограф заменил собой балаганные аттракционы, показывающие в глазок с линзой зрителю картинки, наклеенные на барабан. И если говорить о свойствах и характеристиках, сделавших его великим и важным в современной цивилизации, то, кроме основных (движение, наличие сюжета, возможность группового просмотра зрителем, соучастие в событии), я хотел бы отметить возможность показа сюжетов, картин для зрителя с разными длительностями. В киноискусстве монтаж, то есть осмысленная последовательность предоставления зрителю сюжета, событий, имеет первостепенное значение. Например, один из монтажных приемов, описанных в учебниках по киноискусству, говорит, что для борьбы за внимание зрителя, смотрящего кино, можно и нужно бороться, избегая равных интервалов при смене представляемых картин или сюжетов. Таким образом, речь идет о способах преодоления не имеющей логики, творческого замысла, дионисийской стихии в киноискусстве.

Я намеренно привел этот пример, поскольку искусство светомузыки имеет много общего с искусством кино. И здесь и там демонстрируются образы, имеющие определенное влияние на зрителя. Практически совпадают определения многих характеристик – движение, наличие сюжета, возможность группового просмотра зрителем, соучастие в событии. Так же во многом, можно провести параллели между художественными и психологическими приемами воздействия на публику. Даже приемы показа отдельных сцен (в светомузыке вслед за театром и кино также прочно закрепилось это понятие) могут быть использованы на основе теории монтажа из киноискусства.

Говоря об абстракции демонстрируемых публике светомузыкальных образов можно провести параллель между авангардным направлением в кино и светомузыкальным концертом. Более того, правильно выстроенный и примененный в качестве средства художественной выразительности прием показа абстрактных образов имеет такое же сильное воздействие на зрителя.

В светомузыке основная цветовая палитра, представляемая зрителю, имеет первостепенное значение. Смешение холодных (красный, синий) или тёплых (желтый зелёный) цветов оказывает на психику и физику человека весьма активное влияние, описанное учёными с различных позиций. Кстати, многие фильмы японского или китайского производства в качестве дополнительных приемов воздействия на зрителя выстраивают в определённых тонах разные смысловые сцены (борьба, романтика, расставание) для увеличения их эмоционального воздействия на зрителя (например «Клятва». Режиссер Чень Кайгэ. 2005 г.). Причём использование световой палитры опять же основано на истоках древнекитайской живописи и философии.

В начале ХХI в. в кино появилась технология колоризации старых черно-белых фильмов. Казалось бы, цветное кино своей большей зрелищностью должно было привлечь дополнительный интерес зрителя. Однако эффект во многих случаях получился негативный. Зрители, смотревшие ранее эти же фильмы, заявляли, что в момент просмотра колоризированной версии они ощутили меньшее чувство сопричастности, вовлечения в сюжет, чем при просмотре старой, черно-белой версии. Этот эффект оказался напрямую связан с особенностями восприятия человеческого мозга, который, наблюдая черно-белое изображение, «дорисовывал», раскрашивал эту картинку, увеличивая эффект соучастия зрителя в демонстрируемом ему действии.

Так и в светомузыке, представляемый зрителю четко продуманный ряд абстрактных картин, заставляет его стать соучастником предлагаемого зрелища путем построения собственного ряда ассоциаций и образов. А как известно, соучастие в любом процессе позволяет проявить к нему больший интерес.

Все описанные примеры и параллели, так или иначе, можно отнести к аполлонистическому подходу в реализации различных творческих идей. История более чем двадцатилетних практических творческих экспериментов в области светомузыки в Московском «Театре Света» позволяет утверждать, что разработка сценария, тщательная постановка, репетиции и компоновка светомузыкального представления пользуется неизменным интересом со стороны зрителей, а значит стоит потраченных времени, сил и средств.

Но давайте рассмотрим, как выражается в светомузыке противоположное осмысленной логике и четким формам дионисийское начало.

Основную роль использования дионисийского начала в музыке, а, следовательно, и в ее зрительном оформлении несет назначение. Вряд ли вы захотите для эмоциональной поддержки во время спортивной тренировки или состязания использовать музыку иллюстрирующую пастораль. Сама задача требует простого ритма, незатейливой мелодии, энергичного движения. Именно такая музыка сможет эмоционально поддержать спортсмена в его тренировке или выступлении. А как известно, эмоциональная поддержка для человека в его деятельности имеет решающее значение.

Или, другой пример – беззаботный отдых в компании с друзьями также требует соответствующей эмоциональной поддержки. Желанию расслабится, забыть о серьезных жененных проблемах, вряд ли будет соответствовать серьезная полифоническая музыка Баха или программная музыка Вивальди. В этом случае человек предпочтет простые ритмы и мелодии, подсознательно напоминающие атмосферу веселого дионисийского праздника.

И здесь, кроме наличия самой возможности «мигать источником» света, окрашенным в тот или иной цвет, достижению творчески значимых результатов мешает восприятие, а порой и уровень культуры личности, находящейся за пультом управления светом. Более того, большинству индивидуумов, интересующихся темой светомузыки для дискотек (или «дионисийских» праздников) в силу утилитарного назначения таких мест, доступны весьма ограниченные средства и способы выражения своего таланта.

Как известно, человек осваивает любой инструмент труда или творчества (от молотка до светомузыкального пульта) прежде всего знакомясь с возможностями этого инструмента, заложенными в него изначально. И лишь потом, в достаточно редких случаях пытается приспособить этот инструмент к тем идеям, видениям, мечтам или целям, ради которых он начал его использовать. И в этом случае мы наблюдаем, влияние неких возможностей, технических особенностей, заложенных в этот инструмент на самого человека.

Так среднестатистический пульт управления светом, доступный в своей массе в настоящее время потребителю, изначально несет в себе идеологию линейного воспроизведения светомузыкальных картин через равные промежутки времени, заранее отсекая для оператора возможность творческого подхода или применения различных приемов. Напомню, что под творческим, аполлонистическим началом в светомузыке мы все-таки имеем в виду некий сценарий, идею, художественный подход, примеры и параллели с которым я описал выше.

Простой по ритму, часто повторяющейся музыке способствует простота и бесхитростное выражение эмоций. В результате получается светомузыкальное шоу, полностью подходящее под определение дионисийского праздника с его неконтролируемой эмоциональностью, весельем, разгулом страстей и эмоций.

Согласно Ницше, задача людей – переживать и осознавать дионисийскую сторону жизни, не упуская самоочевидного значения аполлонистического начала. Ни для отдельного человека, ни для общества в целом не нормально быть полностью поглощённым духом лишь одного из этих двух принципов. Здраво – иметь равную опору в них обоих.

Законы развития человеческой цивилизации остановить невозможно. Многое из описанного писателями-фантастами с течением времени превратилось из волшебных фантазий в повседневную реальность. Будущее светомузыки, иногда приоткрывающееся человеку в некоторых современных шоу и театральных постановках, описано у отечественных и зарубежных писателей – фантастов XX в. Примеры упоминаний светомузыкальных концертов в произведениях Станислава Лема, Ивана Ефремова и сейчас будят техническую мысль и фантазию многих энтузиастов. Их труд по практической реализации творческих идей позволяет им оказаться сопричастным к созданию событий, развивающих цивилизацию, дать выход их техническим идеям, реализовать их творческий потенциал. И эта сопричастность к ходу истории возвращает нас к философским истокам развития общества, подтверждая, что развитие светомузыки как искусства – часть объективного процесса развития цивилизации.

  • Литература
  1. Голтыхов А. «Театр Света». , концепция, реализация // Империя света. Свет и светотехника. 2005. № 21. С. 10–13.
  2. Голтыхов А. «Кармен» в Театре Света // LUM decor. Эстетика света. 2009. Март. С. 26–28.
  3. Орлова Е. М. Исследование Асафьева «Музыкальная форма как процесс» // Асафьев Б. В. Музыкальная форма как процесс. [Ред., вступ. статья и коммент. Е. М. Орловой]. Ленинград: Изд-во «Музыка», Ленинградское отделение, 1971. Кн. 1–2. С. 3–18.

Алексей Голтыхов

Главный режиссер, художественный руководитель и идейный вдохновитель Московского Театра Света.

Алексей Голтыхов имеет 50 сообщений и подсчета голосов. Посмотреть все сообщения Алексей Голтыхов

Добавить комментарий