Спектакли-декорации в театре Гонзаго, или еще одна иллюстрация из истории театра.

Февраль 2022 года в Подмосковье выдался теплым, сырым. Больше похожим на март. Снег от тепла и дождей осел, на пригреваемых солнцем местах появились первые лужи. В один из выходных мы оказались в подмосковном Архангельском.

           Усадьба Архангельское известна по письменным источникам со времен Ивана Грозного. В течение трёх столетий её владельцами являлись князья Одоевские, Голицыны, Юсуповы. Переходя с 1681 г из рук в руки, от одного богатого вельможи к другому, каждый из которых вкладывал в имение деньги, ресурсы, перестраивал и развивал его, сообразуясь с веяниями времени, усадьба приобрела со временем статус легендарного, уникального места, полного чудес и очарования, в котором бывали великие правители, послы, писатели и художники. Известно о существовании в имении кроме парадного дворца,  великолепного парка, классических усадебных угодий, приносивших хозяевам доход с натуральной продукции, собственных фарфорового и хрустального заводов. А в 1817 г в усадьбе появился собственный театральный зал. парка, классических усадебных угодий, приносивших хозяевам доход с натуральной продукции, собственных фарфорового и хрустального заводов. А в 1817 г в усадьбе появился собственный театральный зал.

       Побродив пару часов по покрытому снегом парку с обзорной экскурсией мы, решив, что отдых в каком-нибудь кафе лишь окончательно подорвет наш, умаявшийся туристический дух, сразу решили посетить вторую, запланированную на этот день экскурсию в Театр Гонзаго.

          Этот театральный зал создал в начале XIX века итальянский художник – Пьетро ди Готтардо Гонзаго (1751-1831) по заказу владельца усадьбы князя Николая Борисовича Юсупова. Расцвет творчества Пьетро Гонзаго пришелся на конец XVIII, начало XIX веков. Своим искусством художника-декоратора он превосходил многих современников. Он оформлял музыкальные и драматические спектакли в различных театрах Италии, в том числе «Ла Скала» в Милане и «Ла Фениче» в Венеции. В 1789 году Гонзаго получил приглашение в Россию, благодаря рекомендациям архитектора Джакомо Кваренги и князя Юсупова, ы те годы —  посланника Екатерины II при Сардинском королевском дворе в Турине. В лице русского вельможи на долгие годы художник нашел мецената и покровителя.
             Обладая прекрасным образованием, широкой эрудицией, Юсупов имел репутацию знатока искусств и коллекционера, просвещенного театрала и меломана. В 1792 году в Петербурге Дирекция императорских театров благодаря протекции Юсупова заключила контракт с Гонзаго. В России художник провел около сорока лет своей жизни. Он писал театральные декорации, издавал теоретические труды, создавал монументальные росписи и видовые пейзажи в парке Павловска, оформлял императорские коронационные и траурные церемонии. Особое место в его наследии занял театр в Архангельском, объединивший архитектурные идеи мастера с его опытом декоратора.

         Театр был задуман князем Юсуповым, как некий удивительный сюрприз, которым он хотел развлечь внимание императора Александра I, задумавшего посетить его подмосковную парадную резиденцию, в связи с намечавшимися торжествами в 1817 году по случаю пятилетия победы над Наполеоном.
        Именно к этому событию – визиту августейшей особы, необходимо было создать и подготовить не просто театр, но и показать в нем нечто особенное.

В начале предполагалось приспособить под театр здание Манежа в западной части пейзажного парка. Отвергнув несколько проектов строительства, Юсупов обратился к Гонзаго – выдающемуся практику и теоретику театра, понимавшему принципы взаимодействия театральной архитектуры с постановочными задачами. В этот период Гонзаго, разочаровавшийся в роли придворного декоратора искал возможности применить свой талант в качестве архитектора. Именно благодаря его проекту, Юсупов принял решение полностью перестроить здание манежа. Театр возводился из дерева на каменном фундаменте. Для установки сценических механизмов из Москвы пригласили театрального машиниста Петра Иванова. 

Я всегда задавался вопросом – а что использовалось в театрах в качестве театральных механизмов до появления электричества и моторов? Теперь я знаю точно – деревянные блоки, барабаны, колеса, рычаги и канаты. Очень многие идеи были взяты из такелажного вооружения и механизмов парусных судов. Но кроме технических идей, нужно, рассуждая об этом вопросе, вспомнить историю театра.

Театр, как вид искусства, на рубеже XVIII, начале XIX веков представлял собой достаточно сложный организм. Спектакли давались в помещениях. На них продавались билеты. Появились театральные антрепренеры, занимавшиеся созданием спектаклей. Эти люди брали написанную композитором оперу, нанимали оркестр, исполнителей, продавали билеты. Роль режиссера спектакля мог в равной степени взять на себя, как автор произведения, так и антрепренер.

Спектакли, в отличии от современного понимания этого вида искусства, с специально разработанными декорациями, авторским видением режиссера, дизайном костюмов, спецэффектами, стремлением к созданию шедевра, были гораздо проще. И (внимание!) существовали отдельно от декораций. Создавать декорации к конкретному спектаклю было делом весьма затратным, да и спектакли жили гораздо более короткой жизнью тогда, чем декорации, в которых они игрались!

Тем не менее для театра, точнее — здания театра считалось престижным иметь декорации. И чем богаче был театр (или его меценат) тем больше перемен таковых насчитывалось за его кулисами.  И считалось уникальным искусством иметь возможность перед высокой публикой под музыкальный аккомпанемент, столь ловко и быстро поменять декорации, чтобы получилась своеобразная картинная галерея, с живым изображением или спектаклем-декорацией.

Напомню в театре Шекспира, хоть он и был стационарным – декораций и театральной механики не было. Для стационарных театров 18 века уже существовали следующие виды декораций – занавес (как правило – единственный), задник (один или два для каждого сюжета) и набор кулис, дававших перспективу. Уже тогда существовали «карманы» и арьерсцена.  Но не существовало пространства над сценой, большего по высоте чем видимая его часть. В этом существенная разница старинных театров и современных нам театральных зданий.   В современных театрах для смены кулис, висящих на падугах, их достаточно поднять над сценой. То же происходит и с задниками. В театре конца XVIII века кулисы выезжали, будучи растянуты на специальных рамах из боковых карманов по специальным направляющим, а задники и занавес либо наматывались на деревянные барабаны, либо складывались под потолком сцены по принципу римской шторы. В качестве двигателя всех этих механизмов использовалась человеческая сила. А для одновременной смены декорации использовалась система тросов и барабаны – деревянные катушки с разной толщиной. В среднем для смены декораций за сценой работала бригада рабочих из пяти человек.

Сюжеты спектаклей в то время были не замысловаты. Как следствие и игрались они в заранее известном наборе декораций. В театральной истории такие наборы декораций, а точнее сюжетов, изображенных на них, получили название «топосы». Историческая наука описывает 12 различных топосов. Мы же остановимся на тех сюжетах, которые составляют декорации театра Гонзаго.

            То, как Выглядели эти декорации, сотворенные рукой замечательного мастера, мы можем увидеть благодаря заботе графа Юсупова. По свидетельствам современников, он, чтобы сохранить всю красоту декораций своего театра, попросил нескольких художников создать акварели, которые как бы фотографировали работы Гонзаго. Именно благодаря этим акварелям, мы можем представить тот удивительный спектакль-декорацию который показывали Александру  I  в день открытия театра, построенного специально к его визиту. Напомню, ни о фотографии, ни о кино, мультипликации и, тем более, современном мультимедиа тогда, в 1817 году не могло быть и речи. Все это были лишь смелые фантазии и появится через восемьдесят с лишним лет.
            И вот царь и его приближенные заняли места в зале. И по знаку графа Юсупова начался показ небывалого действия – спектакля-декорации. Под музыку придворного оркестра в красивом зале, как по волшебству меняются сцены. Только что показали богатый кабинет и вот вы уже переноситесь в галерею. А затем оказываетесь на римской площади и наконец переноситесь в сад и наступает ночь.

Все это вполне должно было выглядеть волшебным путешествием, тем более, что при определенных умениях и навыках рабочих сцены, а также надежности их механизмов и приспособлений декорации менялись очень быстро. Известно, что смена декораций не превышала десяти секунд (что и для многих современных театров весьма хороший результат). Кроме того, существовали специальные эффекты.

          Начнем с любимого мною раздела – театрального освещения. Самым доступным по тем временам театральным прожектором являлась максимально яркая свеча, снабженная отражателем из полированного метала. Несколько позже их заменили масляные лампы, все с теми же отражателями. Но наши предки уже тогда умели изменять яркость освещения!  Перед  кулисами (напомню, это были художественные полотна), так чтобы на них падал свет, устанавливали вертикальную балку, с укрепленными друг над другом полками. Балка могла вращаться вокруг своей оси. А с помощью системы веревок, блоков и шкивов один человек мог повернуть сразу несколько таких балок.
          На каждой из полок устанавливали свечу с отражателем. Получался линейный источник света (современные заливающие линейные прожекторы сделаны по точно такому же принципу, только вместо свечей – светодиоды и они компактнее). А дальше использовался простой, но гениальный принцип. Если вы направляете, то есть поворачивает свечу на такой балке к кулисе – она становится освещена (и сцена около нее тоже). А если поворачиваете в другую сторону — свет от свечи (напомню там отражатели) падает в другую сторону, и кулиса, вместе с кусочком сцены погружается во мрак.
            Освещение сцены во многом достигалось с помощью рампы – ряда свечей или масляных ламп, стоящих на краю сцены, ближайшем к зрительному залу. Но уже тогда и здесь придумали как регулировать освещение. Рампу устанавливали на подвижную доску, которая могла либо чуть приподниматься, добавляя света, либо чуть опускаться относительно зеркала сцены, уменьшая ее освещенность.

            В театре начала XIX активно использовались машины для специальных эффектов. Прежде всего, это были подъемники, на которых актеры могли перемещаться в разных направлениях сцены, играя духов или богов. Затем следовала машина для создания звука грома (несколько камней одновременно перекатывались внутри гулкого ящика или падали в специальный деревянный колодец). Машина для создания звука ветра представляла собой деревянный цилиндр, на котором была натянута парусина (она как раз на картинке).  При вращении цилиндра, за счет трения его поверхности о парусину получался характерный звук. Шум дождя изображали горошины, падающие на специальные жестяные язычки, опять же внутри деревянной трубы. И наконец – на сцене могли явится волны. Несколько деревянных конструкций сильно напоминающих растянутый шнек от мясорубки, с натянутым на них холстом, выкрашенным в цвет морской волны, за счет вращения эмитировали для зрителя эффект морского волнения. При желании в этих волнах мог появится человек, лодка или корабль.    

            Говорят, Александр I остался не очень доволен показанным ему спектаклем-декорацией. То ли за сценой что-то пошло не так, то ли слишком быстро закончилось действо, поскольку показали всего три картины…

            В наше время посетить театр Гонзаго и совершить волшебное путешествие во времени совсем не сложно. После реставрации театр выглядит замечательно — внутри и снаружи. В театре сохранилась и экспонируется часть машинерии, использовавшейся во время смены декораций. Во время экскурсии вам откроют занавес, повторяющий замечательное творение итальянского мастера и вы увидите чудесную перспективу – «Ночь», реконструированную современным театральным художником Т.Илюхиной.

            Сидя в зале, слушая экскурсовода я пытался представить, как выглядело бы театральное представление во времена Юсупова и вдруг, нам включили арию «Царицы ночи» из «Волшебной флейты» В.А. Моцарта. Да, именно такая музыка позволила перенестись во времени и полнее вообразить атмосферу спектакля. Вполне возможно, что это выглядело так…

Отрывок из к/ф «Маленькие трагедии». 1979г к/c «Мосфильм» Реж. М Швейцер.

            Современная история театра Гозаго созвучна взлетам и падениям нашего времени. После революции крестьяне имения Архангельское, зная о ценностях, накопленных и бережно хранимых поколениями хозяев, взяли усадьбу под охрану. Не дав таким образом потерять ценные коллекции и картины, сохранив само место для будущих поколений. Уже в 1919 году Архангельское стало музеем государственного значения. В театре Гонзаго, в XX веке и его декорациях даже игрались некоторые пьесы.

            В годы Великой отечественной войны, уникальные декорации последним поездом успели вывезти в тыл. Но увы, плохие условия хранения, связанные с лишениями военного времени, сильно повредили уникальные полотна. Не смотря на серию реставраций, проведенных в 60-е годы прошлого века, декорации Гонзаго пока хранятся в запасниках.
В 1969 году к пятидесятилетию музея-усадьбы в театре состоялся «спектакль декораций»: под музыку Россини зрителям показали четыре декорации Гонзаго
            Здание театра Гонзаго является одним из 10 исторических, то есть сохранившихся в первозданном виде театральных зданий в Европе. Еще один театр из этого списка находится в имении Останкино, в Москве.

       После реставрации, приуроченной к 100-летию Музея Архангельское (1919-2019) Театр Гонзаго вновь предстал перед посетителями музея в своем истинном великолепии. Как рассказала мне после экскурсии наш экскурсовод, одна из надежд работников музея – провести комплексную реставрацию и выставить в специальном павильоне все декорации, написанные Гонзаго.
         Учитывая размер и число декораций, наверное, будет весьма интересно посетить сразу 5 театральных сцен, а то и посмотреть спектакль-декорацию.


Пожелаем, чтобы это когда-нибудь произошло.

 

Алексей Голтыхов.

 

В статье использованы материалы:

О.В.Колесникова, М.Д.Краснобаева, Театр Пьетро Гонзаги в Архангельском. Серия «Достопримечательности усадьбы». 2015 г.

«Иллюзия Театра. К 200-летию открытия театра Гонзаги в Архангельском. 2018 г.

«Очарование Сцены. Европейская театральная машинерия эпохи Барокко». Русское издание — Московский музей усадьба Останкино 2004 г.

Фотографии и видео автора.

Отрывок из к/ф «Маленькие трагедии». 1979 г к/c «Мосфильм» Реж. М Швейцер.

Алексей Голтыхов

Главный режиссер, художественный руководитель и идейный вдохновитель Московского Театра Света.

Алексей Голтыхов имеет 54 сообщений. Посмотреть все сообщения Алексей Голтыхов

Avatar photo

Добавить комментарий