вода

img_9025Если пойти пешком по набережной Темзы от вокзала Чаринг-Кросс в противоположную сторону от знаменитых Биг-Бена и Парламента, то через двадцать минут спокойной прогулки вы придете к одной из  достопримечательностей Лондона, которую наперебой советуют посетить практически все путеводители — вантовый пешеходный мост «Миллениум». Этот мост изящной конструкцией соединил два берега Темзы и, как утверждает Википедия,  стал одним из немногих масштабных сооружений, которые были построены в столице Англии в связи с наступлением третьего тысячелетия.img_9047
Забравшись по ступенькам на мост и пройдя до его середины — оглянитесь. Один из  концов моста создает иллюзию «дороги к храму» – в конце перспективы виден кафедральный лондонский собор Святого Павла, а другой – упирается в странного вида здание, с высокой башней посередине. Это музей современного искусства «Тейт модерн». Так архитекторы смоли соединить древнее и современное, искусство и культуру…

img_9070Если смотреть с моста – слева от «Тейт модерн», посреди довольно мрачной, выдержанной в темных тонах архитектуры набережной Лондона, можно увидеть необычной формы белое здание с коричневыми линиями на стенах. Это – лондонская реконструкция театра Шекспира, о котором и пойдет речь в этой статье. Белое здание плотно окружено несколькими приземистыми крышами, в которых при ближайшем рассмотрении угадывается музейный комплекс, призванный обеспечить посетителя современным уровнем комфорта.
Сам же Шекспировский театр, которому в свое время было дано имя «Глобус» за почти круглую в разрезе восьмигранную архитектуру, является точной копией здания, построенного для театральных представлений (вдумайтесь!)  четыреста лет назад.
Решив  прикоснутся к истории  мирового театра, я купил входной  билет, а увиденное и услышанное на экскурсии показалось настолько родственным нашим скромным театральным экспериментам, что я решил, пока еще свежи впечатления, написать эту статью. Читать далее

Фонтан в Сочи       Первая публикация о светомузыкальном фонтане  на нашем сайте появилась почти 10 лет назад. Я написал тогда о «Волшебном фонтане Montjuic» в Барселоне. Я не случайно вспомнил об этом фонтане и этой публикации, поскольку история этого фонтана и современное отношение к нему людей во многом является примером для подражания. Напомню, светомузыкальный фонтан в Барселоне был построен к международной выставке в 1929 году. Фонтан до сих пор поддерживается в рабочем состоянии, модернизируется, имеет разноплановую программу, регулярно «выступает» перед публикой и, самое главное, является одной из достопримечательностей Барселоны. Он стал частью  города и в летнюю олимпиаду 1992 года был одним из культурных олимпийских объектов. Прошедшим летом мне удалось побывать в Сочи, и, зная, что в «нижнем» кластере олимпийских объектов к Зимней олимпиаде 2014 года был построен светомузыкальный фонтан, я, еще перед поездкой, пообещал себе обязательно посмотреть на эту интересную для меня достопримечательность.

      Несколько удивило, когда я решил разузнать об Олимпийском светомузыкальном фонтане,  общее отсутствие энтузиазма со стороны местных туристических агентств, организующих различные экскурсии для гостей Сочи. Экскурсия у них называется – «Вечерняя экскурсия в Олимпийский парк». Реклама обещает осмотр олимпийских стадионов, расположенных на берегу моря, площади с олимпийским факелом и… светомузыкального фонтана. Как показала практика, на эту экскурсию и стоит ехать только ради фонтана. На стадионы вход закрыт. Горевший в дни олимпиады факел привлекает возможностью сделать памятную фотографию на его фоне. Заполненная туристами площадь, не смотря на огромное количество двухколесного проката (велосипеды, машинки, сигвеи и т.п.), все равно оставляет ощущение закончившегося праздника. Одно вечером радует туриста – мягкое заходящее солнце и легкий вечерний ветерок с моря. Читать далее

Перед спектаклем

Перед спектаклем. («Евгений Онегин»).

Если Вы думаете, что у меня не интересная работа – то вы ошибетесь. Вот попробуйте угадать, кем я работаю, если прихожу я на работу чаще всего к трем по – полудни, ухожу около полуночи, сижу за рабочим столом редко (у меня его, в общем, то и нет), все нужные мне инструменты ношу с собой и часто говорю по рации. Нет, я не милиционер и не спасатель, хотя от этой героической профессии в нашем деле что-то есть,я — инженер.И работаю я в театре.

Наш театр – огромный организм. Под пятиэтажным зданием, хорошо знакомым любому жителю и гостю нашего города, теперь, после реконструкции, находится еще семь.Здесь расположены технические и рабочие помещения. Гримерки артистов хора и миманса, помещения костюмерного, гримерного, осветительского и монтажного цехов. Артисты и музыканты, реквизиторы и техники,приходя в театр, чтобы подготовится к спектаклю, растворяются в этом небольшом подземном городе, чтобы явить тебе, уважаемый зритель чудо, ради которого ты купил билет – спектакль.

Вообще-то я всю жизнь занимался электроникой. Лампочки, провода, потом я собрал радиоприемник, а потом увлекся компьютерными технологиями. Сети, компьютеры, роботы и прочие чудеса современной электроники всегда привлекали мое внимание. Но, пожалуй, самым интересным в работе с ними была возможность осваивать все эти технологии и, почти как Прометей, который принес на землю огонь, дарить их людям.

В нашем театре у меня очень интересная роль. Вновь открытое после долгой реставрации и реконструкции здание буквально напичкано электроникой. Для зрителей в зале установлены системы оповещения, телевизионной ретрансляции, перевода, видеосистема для записи спектаклей и уж конечно пожарная и охранные системы.

Но самые интересные из наших систем — на сцене и за ней. Представьте себе, что во время спектакля прямо на глазах у изумленного зрителя сцена может трансформироваться в лестницу, провал, амфитеатр, а может и подняться вместе с декорацией и артистами высоко вверх,имея на нижнем этаже, уже смонтированную другую декорацию. Даже оркестровая яма, внутри которой теперь вместе с инструментами может поместиться более ста музыкантов, переделана так, что ее основание может подняться на уровень сцены, став ее продолжением, или опустится на нижние этажи для погрузки инструментов.

Почти каждый метр пространства над сценой занят умными приборами.Например, лебедки c цифровым управлением, способные поднимать, опускать или перемещать с заданной скоростью весьма тяжелые грузы. Я как-то видел на выставке, как такая машина быстро поднимала, затем опускала пудовую гирю и точно подводила ее к хрупкому краю стоящей под ней стеклянной вазы, оставив промежуток в несколько миллиметров и, конечно, не причинив ей никакого вреда. В театрах такие системы поднимают и опускают декорации для спектакля, а ювелирная точность достигается за счет применения электроники и компьютеров.

Читать далее