Шекспир

img_9025Если пойти пешком по набережной Темзы от вокзала Чаринг-Кросс в противоположную сторону от знаменитых Биг-Бена и Парламента, то через двадцать минут спокойной прогулки вы придете к одной из  достопримечательностей Лондона, которую наперебой советуют посетить практически все путеводители — вантовый пешеходный мост «Миллениум». Этот мост изящной конструкцией соединил два берега Темзы и, как утверждает Википедия,  стал одним из немногих масштабных сооружений, которые были построены в столице Англии в связи с наступлением третьего тысячелетия.img_9047
Забравшись по ступенькам на мост и пройдя до его середины — оглянитесь. Один из  концов моста создает иллюзию «дороги к храму» – в конце перспективы виден кафедральный лондонский собор Святого Павла, а другой – упирается в странного вида здание, с высокой башней посередине. Это музей современного искусства «Тейт модерн». Так архитекторы смоли соединить древнее и современное, искусство и культуру…

img_9070Если смотреть с моста – слева от «Тейт модерн», посреди довольно мрачной, выдержанной в темных тонах архитектуры набережной Лондона, можно увидеть необычной формы белое здание с коричневыми линиями на стенах. Это – лондонская реконструкция театра Шекспира, о котором и пойдет речь в этой статье. Белое здание плотно окружено несколькими приземистыми крышами, в которых при ближайшем рассмотрении угадывается музейный комплекс, призванный обеспечить посетителя современным уровнем комфорта.
Сам же Шекспировский театр, которому в свое время было дано имя «Глобус» за почти круглую в разрезе восьмигранную архитектуру, является точной копией здания, построенного для театральных представлений (вдумайтесь!)  четыреста лет назад.
Решив  прикоснутся к истории  мирового театра, я купил входной  билет, а увиденное и услышанное на экскурсии показалось настолько родственным нашим скромным театральным экспериментам, что я решил, пока еще свежи впечатления, написать эту статью. Читать далее

Ю.Ч. Ким Л.Д.Эклин

И в детстве моем незвозвратном,
И будучи взрослой уже,
Живу я одним лишь театром,
Когда я не в нем — он в душе.

Подруги считают, что дескать
У жизни моей слишком бедный сюжет
Ну, что ж, вы же знаете,
Страсть — это деспот
А деспоты требуют жертв.

Звонки отзвучали, буфет вымирает,
Смеркается в зале, на сцене — светает.
Божественный Гете, бессмертный Шекспир…
Мне кажется, в этом — и жизнь и весь мир.

И в детстве, и позже — подростком,
Как буря рвалась я в театр —
Сыграть на священных подмостках
Хотя бы Марию Стюарт…

Ах, наша надежда на щастье
Вы знаете это не хуже меня
Мечты исполняются, но лишь от части —
Отчасти сбылась и моя.

И вот я иду каждый вечер,
В костюме мой выход вот — вот.
Я первая зрителя встречу
Такой мне оказан почет.

Еще до вступленья оркестра,
Еще до звонков перед вами стою —
Пальто принимаю и царственным жестом
В ответ номерки выдаю.

Да, да принима-а-ю
И царственным жестом в отв-е-ет
Да, да номерки выдаю,
Номерки выдаю, номерки выдаю.

Звонки прозвенели, вот кто-то вбегает,
И он, еле — еле, вбежать успевает.
А там и Островский, а там и Толстой…
Меня Смоктуновский подвозит домой!

Или Толя Папанов,
Или Миша Ульянов,
Однажды Миронов…
Ах нет, Броневой.

(Фрагмент капустника в Театре Мастерской П. Фоменко)