Архив за месяц: февраля 2007

Дым-машинаЗначит, «о дымах».
Помните Аллу Борисовну? «Ледяной горою айсберг из тумана вырастает…» Она — посредине сцены, а вокруг нее — клубы дыма: Белые клубы тяжелого дыма, плавно текущего откуда-то сбоку, из-за кулис и стелящегося по сцене к зрителям на первом ряду.
Помню, как я наблюдал процесс подготовки такого дыма, оказавшись перед спектаклем в Московском Детском музыкальном театре Н.Сац. Двое мужиков проволокли мимо меня здоровущий и явно тяжелый бидон из-под молока, поставили в кулисах и установили вместо крышки вентилятор с рупором. От вентилятора тянулся проводок….
Делали это тогда так. Брался «сухой лед», то есть замороженный углекислый газ. Простому смертному эту штуку можно было раздобыть у знакомого продавца мороженного. Мобильных электрических холодильников было мало. Мороженное, если помните, продавалось из таких больших белых тумб, в которые продавец заранее клал для поддержания холода куски этого самого льда. Давно известно, что замороженный углекислый газ обладает интересным свойством. Имея весьма низкую температуру испарения при температуре в плюс двадцать градусов, он начинает сразу испаряться, минуя жидкое состояние. Поэтому такой лед стал идеальным холодильником для продажи мороженного. Кому интересно вылавливать для покупателя мороженное из холодной жидкости? А кто-то подметил, что при быстром нагреве холодного льда газа становится много — получается белый дым. Вдобавок — он тяжелее воздуха. Вот и изобрели много лет назад «генератор» тяжелого дыма — в сосуд клался сухой лед, который в нужный момент быстро нагревали. Получившийся углекислый газ нагнетался на сцену тем самым вентилятором, с рупором. Вдобавок, это было почти безопасно — углекислый газ — часть выдыхаемого нами воздуха.
Теперь понятно как получалась сцена с «айсбергом», увековеченная даже в «Ну, погоди!»? Читать далее

Театр света Перед Вами – рассказ о необычной идее и нескольких, довольно успешных, попытках ее реализации.
Если Вам когда-нибудь попадутся в руки произведения советской фантастики, особенно ранние рассказы и повести Ефремова и Стругацких, обратите внимание на интересную вещь, часто описываемую в их сюжетах. Это – светомузыкальный инструмент. На таком инструменте исполняют не только музыку, но и световую партию, а зрители не только слушают, но и видят композицию.
Видеть музыку и слышать цвет – почти такая же старая и необычная мечта людей, как летать. И попыток ее осуществления огромное количество. Каждый энтузиаст пытался предложить свой способ практического соединения музыки и цвета. Великий русский композитор А.Скрябин в 1910 году создал и продемонстрировал публике «Поэму огня».
Это произведение является хрестоматийным при разговоре о цвете, свете и музыке, поскольку впервые, кроме нот, была записана «партия света». О том, что видел художественным взором композитор, историки и музыковеды спорят до сих пор, а смысл партии света в доходчивой форме можно объяснить так: в дополнение к музыкальной теме, выражающей определенное настроение (радость, гнев, печаль, величие) зрителям предполагалось показывать определенные цвета спектра, дополняя музыкальное художественное воздействие визуальным.
Второе дыхание в процессе изобретения способа соединения музыки и света открылось в 60-е годы советской эпохи. В Казани Булатом Галеевым был создан НИИ «Прометей», основной целью которого было продолжение исследования способов художественного совмещения света, цвета и музыки. Часть созданного этим коллективом можно увидеть в интернете по адресу http://prometheus.kai.ru.
В это же время, с развитием электронной техники, наметились два пути решения проблемы, как соединить свет и музыку. Алгоритмический – музыка рассматривалась как источник шумов, которые по математическому закону можно сопоставить с источником света, и художественный – человек, основываясь на индивидуальном восприятии музыки, создавал сюжетную картину, используя свет вместо красок, а объект освещения вместо холста.Театр света
В «Театре Света» исследуется и используется именно это направление. В наши дни ни одно шоу не мыслимо без светового оформления. Технологии практически приблизились к осуществлению мечты писателей-фантастов. Цифровые системы позволяют менять направление, яркость, цвет одного или одновременно нескольких лучей света, передвигать их по заданным траекториям. За счет применения цифровых фильтров цветовая палитра расширилась почти до бесконечности и, наконец, театральные дымы позволили сделать картину объемной. Лазеры, специальные эффекты дополнили художественные возможности, позволив имитировать воду, огонь, облака. Появилась специальная профессия – «художники по свету», которые все чаще и чаще становятся соавторами художников и режиссеров — постановщиков.
Однако шоу, в котором свет и спецэффекты играли бы доминирующую роль, а люди, управляющие ими, чувствовали себя актерами, то есть классический (по понятиям фантастов) световой инструмент, до сих пор не создано. Именно исследованиями и постановками такого рода занимается «Театр Света».

Алексей Голтыхов